Страховщики в пенсионной системе: зарубежный опыт и российская практика

Страховщики в пенсионной системе: зарубежный опыт и российская практика 23.09.2019

Страховщики в пенсионной системе: зарубежный опыт и российская практика

Какой может и должна быть роль страхового сообщества в пенсионной реформе? Готовы ли российские страховщики жизни конкурировать с негосударственными пенсионными фондами, как это происходит на Западе?

Ответить на этот вопрос сразу не представляется возможным на фоне тех новостей, которые страховое сообщество получает о пенсионной реформе. Однако уже сегодня можно говорить о тех областях, где страховщики могут преуспеть с учетом повышения пенсионного возраста.


С повышением пенсионного возраста страховое сообщество получило новый сегмент рынка – это работающие люди в возрасте 55-60 (женщины) и 60-65 (мужчины) лет. Это особый сегмент, его платежеспособность не столь высока, но это активные люди, с которыми можно работать.


Во всем мире одним из потребителей пенсионных программ являются работодатели. В России в том числе и из-за отсутствия налоговых льгот для корпората сегодня о корпоративных пенсионных программах говорится очень мало. В основном, разговор идет вокруг потребителей-физических лиц. Однако, в разрезе работы с корпоративными клиентами из-за повышения пенсионного возраста страховщики получили новый пласт работников соответствующего возраста. Такие программы, как ДМС, страхование жизни, страхование от несчастных случаев и критических заболеваний для этого сегмента должны быть адаптированы под соответствующий возраст, определены страховые тарифы. Стандартные страховые тарифы для этого сегмента – не лучший вариант, тарифы можно определять, возможно, с перераспределением нагрузки на другие возрасты, а также исходя из того, чтобы с этими людьми потом работать по другим программам на долгосрочной основе.


Что же касается самого пенсионного обеспечения, то мы находимся в условиях, когда государство фактически сделало шаг назад в уровне социальных гарантий, хотя и во всем мире процесс повышения пенсионного возраста идет много лет. Образовавшийся вакуум там заполняется коммерческим страхованием, люди заботятся о себе сами, приобретая программы для физических лиц, или о них заботится работодатель, но в любом случае снижение социальной роли государства замещается страховыми программами.


Решение нашего государства вызвано экономическими причинами, дефицитом Пенсионного Фонда Российской Федерации и негативными демографическими факторами, которые преследуют нас все послевоенное время. Доля трансферов из государственного бюджета РФ в Пенсионный фонд к 2017 году достигла 38% в доходах ПФР, пенсионерам выплачивалось 19% расходов госбюджета. Конечно, запланировано и уже идет снижение этих госрасходов, но посмотрим, состоится ли это и какой будет иметь эффект. Мы уже живем в условиях обнуления тарифа на накопительную пенсию, плюс начинается 5-летний переходный период по повышению пенсионного возраста. Если говорить о демографии, с одной стороны, хорошая тенденция к увеличению продолжительности жизни, с другой, на фоне снижения доли людей трудоспособного возраста и младше, это означает увеличение численности нетрудоспособных. Ожидаемый разрыв между ними к 2035 году – просто драматический. Прогнозы Минэкономразвития и Росстата выглядят совсем не оптимистично, если задать себе вопрос, кто, собственно, будет делать отчисления в ПФР.


Что касается системы негосударственного пенсионного обеспечения (НПО), там пока тоже не все хорошо. Новости по теме индивидуального пенсионного капитала (ИПК) говорят о том, что работодатели сейчас не очень-то принимают решения о вхождении в НПО. А те, у кого программа НПО уже была внедрена ранее, не имеют ответа на вопрос, как это будет сочетаться с ИПК, как объяснить сотрудникам, что будет еще одна программа, и как она будет коррелировать с уже действующей.


В Турции, где работает наша глобальная компания, с 1 января 2017 года заработала новая пенсионная система. Она отчасти похожа на то, что сейчас предлагается по ИПК. Все работающие отчисляют минимум 3% от своей заработной платы. Провайдеры негосударственных пенсионных программ (а в Турции их разделение чем-то похоже на наше: к пенсионному обеспечению допущены только пенсионные страховые компании (аналог наших НПФ), и еще есть компании по страхованию жизни) включают работника в программу на 3 года, которая потом пролонгируется еще на 3 года. Предусмотрено участие государства в финансировании взносов – оно доплачивает определенную сумму за невыход из программы в течение года, доплачивает 25% к взносам работника (но не более месячного оклада) и вносит определенную сумму в случае дожития человека до возраста пенсионных оснований и выбора им выплат в форме определенных аннуитетов. Выбор провайдера осуществляется работодателем, а администратор-посредник между работодателем и фондами отсутствует, то есть взносы перечисляются напрямую в фонд. Наиболее очевидный результат «турецкого ИПК» - за 1 год и 9 месяцев 71% работников вышли из программы! С 2006 года Турция объединила всех своих социальных регуляторов (у нас тоже об этом идет дискуссия), теперь там работает единый регулятор как для пенсионных фондов, так и для социального страхования и социальной защиты. Коллеги, работающие в нашей компании в Турции, отмечают определенную схожесть с российской системой, поэтому их опыт нам интересен.


Российские работодатели часто задают нам вопрос - что происходит и что же делать? Думаю, надо продолжать создавать добровольные пенсионные планы. Выбор поставщика работодатель делает в зависимости от того, какие цели он перед собой ставит.


Есть ряд основных направлений развития, на которые надо обратить внимания. Первое и главное – это развитие личной ответственности работника за свое пенсионное обеспечение. Это сложный процесс, связанный, прежде всего, с повышением финансовой грамотности, в том числе, и силами работодателя, и силами обученных финансовых, и инвестиционных провайдеров по корпоративному страхованию, и НПФ. Работодатель должен информировать работников о предстоящей пенсионной реформе, пусть даже эта информация не соответствует первоначальным ожиданиям, но это нужно делать заранее.


Мы постоянно транслируем всем работодателям, что необходимо заботиться о повышении совокупной пенсии, в том числе через внедрение корпоративного пенсионного плана, несмотря на все трудности в связи с предстоящим ИПК. Корпоративные пенсионные планы там, где их внедрили 10-15, а где-то уже и 20 лет назад – это серьезный актив предприятий, и они способны значительно повысить уровень жизни будущих пенсионеров. Страховщикам необходимо мотивировать работодателей идти дальше по этому пути. В этом смысле очень сильно возрастает роль профессионального финансового консультанта по страхованию жизни.


Гилязов Тимур Маратович
Директор по стратегическим проектам АО «МетЛайф»


Возврат к списку

Контакты:

{0C54CD4F-0A20-4FEF-9001-EBF919E18CDE}_011.gif 8 (495) 729-9255; 8-968-825-3223 почтаinfo@genius-finance.ru


Подпишитесь - не пропустите что то важное для вас:

мы в фейсбуке
мы во вконтактеКанал телеграммы в фейсбукемы в одноклассникахмы в инстаграмемы во вконтактеГруппа телеграммы в линкединемы в гугленаш каналМой мирТвитер
 
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*

Нажимая кнопку ОТПРАВИТЬ Вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных. Подтверждаете своё согласие на передачу информации в электронной форме уведомления (в том числе персональных данных) по открытым каналам связи сети Интернет. Подтверждаете своё согласие с политикой по обработке персональных данных -
политика конфиденциальности
Мы не храним Ваши персональные данные, они будут использованы для первоначальной связи с Вами

Сохранить